Уроки торговых расследований от Минэкономразвития – и почему Private это не Приват | Київ.Info

Уроки торговых расследований от Минэкономразвития – и почему Private это не Приват

Реальность антидемпинговых и других торговых расследований в Украине такова, что небольшие предприятия не могут донести свою позицию Межведомственной комиссии по международной торговле. Проекты решений предопределены, без реальных возможностей для потребителей в лице частного бизнеса (от слова private – не Приват) как-то повлиять на них. Право быть услышанным тоже является товаром, и за все в конечном итоге нужно платить.

В ближайшие дни в рамках специального расследования, инициированного ООО «Карпатнефтехим» (Калуш, Ивано-Франковская обл.), могут быть введены предварительные меры в виде ввозной пошлины на импорт в Украину каустической соды, сообщает издание «Экономические новости».

Урок изобразительного искусства – проекции и перспективы

Межведомственная комиссия по международной торговле (МКМТ) возбудила соответствующее расследование 7 февраля 2020, уведомление опубликовано в газете «Урядовий курьер» от 11 февраля 2020 года. Проведение расследования поручено Министерству развития экономики, торговли и сельского хозяйства (МЭРТ). Таким канцелярским текстом должен начинаться уважающий себя анализ торговых расследований.

Минуя множество технических деталей, отметим: в своем обращении ООО «Карпатнафтохим» указало, что на протяжении предыдущих лет импорт упомянутой продукции осуществлялся в тех объемах и по таким ценам, которые могли нанести вред национальному производителю. Законодательно определенный срок проведения расследования – 270 дней. Сейчас же активно лоббируется введение предварительных мер в виде ввозной пошлины, что является весьма перспективным шагом для ООО «Карпатнафтохим» с проекцией и на другие товары.

Пошлина может быть введена уже в ближайшие дни, задержка (по данным источника в правительстве) связана с техническим обновлением состава МКМТ после недавних изменений в правительстве.

На фоне все чаще звучащих неоднозначных комментариев о весьма примечательной поддержке со стороны МЭРТ калушского монополиста (о чем в частности пишет UBR) пришло время, пожалуй, разобраться в вопросе глубже.

Урок химии (гуманитарии освобождены)

Каустическая сода – неорганическое химическое вещество, самая распространенная щелочь. В быту она используется для обезжиривания поверхностей, прочистки труб от накипи и т.п., но все же основные ее потребители – промышленные предприятия.

Каустическая сода получается методом электролиза поваренной соли (запасы которой в мире практически не ограничены). При этом в масштабах ООО «Карпатнефтехим» производимая каустическая сода по сути является «довеском», возникающим из другой химической реакции.

Дело в том, что основной товарной группой, производимой на этом предприятии, являются полимеры, в частности ПВХ (по которым в интересах ООО «Карпатнефтехим» МЭРТ также проводит специальное расследование). Для производства же ПВХ необходимы два компонента: этилен и хлор. Этилен получают из импортируемого их России газа (кстати, на льготных условиях без уплаты акциза), а хлор – в результате электролиза поваренной соли. Т.е. поваренная соль расщепляется на хлор и каустическую соду; первое вещество предприятие использует в своих технологических процессах, а второе – продает.

К слову, наиболее известных методов получения каустической соды существует шесть: три химических и три электрохимических. В настоящее время используются электрохимические методы (диафрагменный, ртутный и мембранный), тогда как предприятий с применением архаичных химических методов в мире уже почти не осталось.

У каждого метода – свои особенности. Диафрагменный – наиболее экономичный, продукция получается относительно дешевой, однако, на выходе всегда присутствуют примеси хлорида (и чем меньше этих примесей – тем дороже каустик). При ртутном и мембранном методах упомянутых примесей вообще нет. Наиболее современным и экологически безопасным является мембранный метод – именно он используется на ООО «Карпатнефтехим» (российский «Лукойл» инвестировал $150 млн. в новую установку по производству каустика упомянутым методом).

Каустическая сода может храниться и транспортироваться в твердом состоянии, а также в виде водного раствора (второй способ является более предпочтительным и безопасным).

Итак, есть три основных способа производства каустической соды (и еще три малораспространенных); есть два состояния, в которых она может храниться; а также существует более глубокая классификация (если сыпучая – то гранулированная или чешуированная, если в растворе – то различной плотности и концентрации); есть варианты с наличием примесей хлорида (хлористого натрия) или без него; существуют, наконец, различные виды расфасовки. Т.е. даже на первый взгляд вариантов каустической соды как товара есть несколько десятков.

Но при этом украинские коды ТН ВЭД (к логике образования которых традиционно есть много вопросов) допускают отнесение данного товара исключительно к одной из двух групп: код 2815 12 00 10 или код 2815 12 00 90. Первая – это каустическая сода, полученная диафрагменным методом с высоким содержанием хлорида (массовой долей не менее 2%); а вторая – это вся остальная каустическая сода (мембранная, ртутная, а также диафграгменная с низким содержанием хлорида). Упомянутый хлорид напрямую влияет на стоимость: чем его меньше, тем дороже товар.

Инициированное ООО «Карпатнефтехим» расследование как раз касается второй группы (код ТН ВЭД 2815 12 00 90), т.е. «всего остального» каустика – фактически речь идет о более дорогой соде с низким содержанием хлорида (или вообще без него).

Урок политики, или ПриВатНая многоходовка

ООО «Карпатнефтехим» требует ввести пошлины на импорт каустической соды, полученной мембранным и ртутным методами, а также диафрагменным с низким содержанием хлорида – до 2%. Т.е. речь идет о введении пошлин на и без того недешевый товар.

Поскольку на ООО «Карпатнефтехим» налажено производство дорогим мембранным методом, то на первый взгляд логика в прошении есть. Но это только на первый взгляд. Противоречие заключается в том, что, производя всего 3-4 позиции из упомянутых выше нескольких десятков вариантов каустика, украинский монополист требует ограничить (а фактически – закрыть) вообще весь импорт по данной товарной группе.

Как можно понять из обращения ООО «Карпатнефтехим», предприятие (существенную долю в котором имеет Игорь Коломойский) не возражает против импорта каустической соды, произведенной диафрагменным методом и имеющей высокий процент содержания примесей хлорида.

Но тут нелишним будет уточнить, что на упомянутый диафграгменный каустик (код ТН ВЭД 2815 12 00 10) уже давно действует антидемпинговая пошлина в размере 26%. Она была введена в мае 2016 года по инициативе ПАО «ДнепрАзот» (Днепродзержинск, Днепропетровская обл.) – другого предприятия, контролируемого Игорем Коломойским. К слову, «ДнепрАзот» производит каустическую соду именно недорогим диафрагменным методом на оборудовании, оставшемся еще с советских времен. Пошлина была введена МКМТ на основании выводов МЭРТ сроком на 5 лет – до мая 2021 года.

Один из аргументов, звучавший в поддержку ПАО «ДнепрАзот» на момент проведения антидемпингового расследования, заключался именно в простаивании крупнейшего производителя каустика в Украине – калушского ООО «Карпатнефтехим». Дескать, если в Украине такая неблагоприятная конкурентная среда, что осталось только одно предприятие, то дайте работать хотя бы ему.

В контексте нынешней ситуации эксперты усматривают в обращениях ПАО «ДнепрАзот» и ООО «Карпатенфтехим» согласованные конкурентные действия: ведь в обоих предприятиях существенную долю имеет Игорь Коломойский. По инициативе первого предприятия была введена пошлина на каустик по одному коду ТН ВЭД, а второе сейчас настаивает на введении похожих мер в отношении этого же товара по второму коду. При этом ПАО «ДнепрАзот» и ООО «Карпатенфтехим» занимают монопольное положение, являясь единственными предприятиями в Украине, производящими каустическую соду.

Мощности ООО «Карпатенфтехим» позволяют выдавать 200 тыс. т, а ПАО «ДнепрАзот» – 50-60 тыс. т этой продукции в год. Потребности же украинского рынка составляют более 200-220 тыс. т каустической соды в год. Таким образом, два предприятия, связанных с одним владельцем, могут полностью закрыть потребности внутреннего рынка.

Кстати, за последние 5-6 лет уровень потребления каустика в Украине незначительно увеличился, но этот рост был компенсирован не за счет украинского производителя, а в основном за счет поставок из России. Напомним, что до 2017 года ООО «Карпатенфтехим» простаивало, а ПАО «ДнепрАзот» могло обеспечить потребности украинского рынка в своей едкой продукции лишь на четверть.

Крупнейшими поставщиками этого товара в Украину последние несколько лет были ОАО «Каустик» и ВОАО «Химпром» (оба Волгоград), чувашский «Химпром», ОАО «Башкирская содовая компания». Все они использовали диафрагменный метод производства каустика, что ранее позволяло им наполнять украинский рынок по достаточно привлекательным для потребителей ценам.

Согласно опросу импортеров продукции из РФ, разница в ценах между российским и отечественным каустиком до введения пошлины достигала $20 на тонне, что достаточно весомо. Представители ОАО «ДнепрАзот» в качестве причины такого несоответствия называли изначально низкую стоимость энергоносителей для российских предприятий. В то же время сотрудники днепродзержинского предприятия сетуют на высокую степень износа производственных мощностей, что повышает себестоимость и в итоге отрицательно сказывалось на ценовой составляющей даже с учетом использования формально недорогой диафрагменной технологии.

При этом, по наблюдениям аналитиков, после того, как в 2016 году по инициативе ПАО «ДнепрАзот» была введена 26%-ная пошлина на ввоз российской соды РД (диафрагменной), импорт не прекратился, зато структура его игроков со стороны РФ полностью изменилась.

Ряд российских производителей диафрагменного каустика (находящихся преимущественно в глубинке и закладывающих в конечную цену товара существенную транспортную составляющую) были вынуждены уйти с украинского рынка – работать с Украиной им стало невыгодно. Их сменили другие российские предприятия, расположенные более удачно с точки зрения логистики (по совпадению они используют мембранную или ртутную технологии).

В результате инициатива украинского жалобщика привела к тому, что импорт диафрагменного каустика был замещен на товар, производимый по ртутной и мембранной технологиям. Введением пошлины ПАО «ДнепрАзот» (способное наполнить внутренний рынок лишь на четверть) не столько добилось для себя конкурентных преимуществ, сколько повысило цену на каустик для конечных потребителей.

А весной 2017 года – в преддверии запуска ООО «Карпатнефтехим» – Украина расширила список российских компаний, которым запрещено ввозить свою продукцию на территорию страны. В их число вошли два крупных химических предприятия РФ – российско-бельгийское СП «РусВинил» (современная мембранная технология) и волгоградский «Каустик» (ртутная и диафрагменная технологии). В заявлениях украинских властей тогда достаточно четко прозвучал тезис о том, что продукцию данных предприятий планировалось заместить на мощностях комбината «Карпатнефтехим».

Общее повышение цен на украинском рынке, запущенное с подачи ПАО «ДнепрАзот», оказалось весьма на руку для ООО «Карпатнефтехим» (возобновившего работу через год после введения пошлины). До введения упомянутой пошлины в размере 26% карпатскому предприятию, которое производит каустик по дорогой мембранной технологии, было бы сложно конкурировать с российским импортом.

Что же до потребителей в Украине, то здесь пальму первенства до последнего времени стабильно удерживал Николаевский глиноземный завод, входящий в группу «Русал» российского миллиардера Олега Дерипаски. НГЗ – крупнейший производитель глинозема в СНГ, для выпуска которого технологически необходима каустическая сода. Кроме того в этом товаре нуждается черкасское ЧАО «Азот» Дмитрия Фирташа, а также предприятия ряда других отраслей (в частности, целлюлозно-бумажные комбинаты).

Урок Public Relations, или монополизм – это плохо

Гендиректор ООО «Карпатнефтехим» Ярема Рудик, слова которого приводит ИА «Украинские новости» со ссылкой на агентство «Гал-Инфо», сообщил, что руководство предприятия провело встречи с представителями министерств, и у правительства есть понимание ситуации.

«Представители калушского предприятия подтверждают, что получают максимальную поддержку со стороны МЭРТ, а процесс в целом складывается в пользу жалобщика. Расследование движется чрезвычайно ускоренными темпами для исключения бюрократических проволочек со стороны конкурентов», – уточняет ИА «Украинские новости».

Последний момент достаточно важен. Как сообщил источник в Калушском горсовете, со стороны МЭРТ есть подтверждение готовности защищать ООО «Карпатнефтехим» не только от идентичной продукции импортного производства, но также и от близкой по своим характеристикам к той, что производит калушское предприятие. Это значит, что МЭРТ фактически рассматривает возможность защиты украинского монополиста от импорта даже той продукции, которую он не производит (что совпадает с приведенным выше анализом по кодам ВЭД).

В приведенной выше позиции информагентства «Украинские новости» кто-то может усмотреть долю предвзятости. Но тем не менее из этих публикаций следует важное наблюдение, когда отрасль состоит из одного предприятия, но при этом от нее зависят иные, принимать за основу позицию монополиста – в корне не верно.

В реальности оппоненты монополиста или зависят от него и будут молчать (примеры других параллельных расследований, где сошлись интересы химиков и аграриев, но нет ни одного потребителя, несмотря на их прямую заинтересованность), или настолько малы, что ничего не могут противопоставить, чтобы быть услышанными.

Ведь они даже не могут донести свою позицию МКМТ, проекты решений для которой готовятся МЭРТ по своему усмотрению и без реальных возможностей для потребителей в лице частного бизнеса как-то повлиять на них или быть услышанными МКМТ. Право быть услышанным тоже является товаром, и за него нужно платить (со всеми рыночными законами).

Урок политэкономии, или игра в наперстки

В контексте всего вышесказанного на рынке все чаще звучат жалобы о том, что МЭРТ становится инструментом административного передела рынка.

Вначале в 2016-2017 гг. с подачи ОАО «ДнепрАзот» МЭРТ в связке с МКМТ под благородным предлогом поддержки национального производителя спровоцировало повышение цен на каустическую соду и изменение структуры импорта. Сейчас же, когда рынок свыкся с более чем 20%-ным повышением цены на этот товар, введение пошлин по итогам проводимого в эти дни специального расследования вызовет новый виток цен.

Ведь запущенный рост цен на конечную продукцию (алюминий, целлюлозу, бумагу, текстиль и т.п.) ударит в итоге по конечному потребителю. Кроме того, очередной всплеск цены на каустическую соду будет очень ощутимым для небольших промышленных потребителей, которые в силу относительно небольшого размера и невозможности самостоятельно хоть что-то противопоставить размаху и лоббистским возможностям ООО «Карпатнефтехим» окажутся один на один с проблемами ценообразования. Но в любом случае повышение цены ляжет на конечного потребителя – на нас с вами.

В этой ситуации плохо то, что МЭРТ фактически подыгрывает одним олигархам (Вагиту Алекперову и Игорю Коломойскому) в их ценовых войнах против других (в первую очередь речь об Олеге Дерипаске и в меньшей мере – Дмитрии Фирташе), раскачивая таким образом маховик ценообразования.

Существует мнение, что два последовательных расследования (по каустику и полиэтилену-ПВХ) в интересах ООО «Карпатнефтехим» достаточно логичны с точки зрения мягкого продавливания решений через МКМТ. Каустическая сода выбрана «тараном», чтобы с минимальными издержками провести передел рынка через МКМТ, создав предпосылки для полиэтилена и ПВХ. В этом присутствует своя логика, поскольку новой МКМТ, приняв решение один раз – по соде, будет намного проще принять аналогичное решение по другим товарам.

Из этого происходит другой рычаг давления: в конце расследований вероятно будет поставлен вопрос о введении пошлин; и, даже если украинские потребители будут услышаны МКМТ, опытными функционерами в Минэкономразвития будет припасен финальный, ошеломляющий аргумент – возврат пошлины. Неожиданна, но вполне реальна, ситуация, при которой МКМТ должна будет выбрать между обоснованным решением и возвратом из бюджета уплаченной пошлины.

При таком сценарии уже в апреле-мае на суд МКМТ будет предложена незначительная предварительная пошлина (чтобы не перекрыть рынку кислород и не спровоцировать бунт в незаконченных расследованиях, и даже порадовать бюджет доходами для пущей поддержки предлагаемого решения). Как следствие, цены продемонстрируют рост, ООО «Карпатнефтехим» – прибыль, независимые импортеры продолжат свои поставки, но доплачивая на таможне, которая также покажет рост. Идеальное решение, только вот смежные отрасли и потребители начнут переплачивать, терять внешние и внутренние рынки.

Но куда более важной является другая составляющая предварительной пошлины. Предварительная пошлина – это вполне осязаемые деньги, которые будут накапливаться в течение ее действия. Набранная сумма вполне может стать своего рода гильотиной, отсекающей справедливость.

При рассматриваемом сценарии в ожидании окончательных мер будет сформирован существенный импорт с уплатой дополнительной пошлины на значительные суммы. В случае решения не в пользу ООО «Карпатнефтехим», переплату в размере дополнительной пошлины нужно будет возвращать из бюджета – правительству, в конце бюджетного года, с хроническими недоборами ГФС и ГТС, помноженными на кризис… В таких условиях остается, как в известной привокзальной игре, лишь безальтернативно следить за наперстками, заранее понимая исход будущего решения.

Урок логики

Информационные войны – бич нашего времени. Различные каналы коммуникаций, «лидеры мнений» – все это отвлекает внимание от анализа проблем. Многие чиновникам, не имеющих знаний отраслевой специфики, но вынужденных принимать решения государственной важности, легко потеряться в информационном шуме и пойти на поводу амбиций. И тут лишь остается пожелать Минэкономразвития мудрости ориентироваться на национальный интерес в его широком понимании, задаваясь вопросом, как именно оно может экономически защитить каждого гражданина своей страны.

А еще жаль, что кадровые перестановки и борьба за кресла не способствуют процветанию. За последнюю неделю расстались с должностями два заместителя министра – Павел Кухта и Сергей Николайчук. Недавно назначенный на должность министра Игорь Петрашко пока не обозначен на политической карте, в то время как амбициозные старожилы, по слухам, продолжают «двигать» вопросы в угоду олигархам, представители которых выстраиваются на прием. Как недавно красноречиво отметил один из народных депутатов, сейчас важно «хорошо прибарахлиться – внукам хватит».

Будьте постійно у курсі подій, якими живе столиця – підписуйтесь на канал «Київ.Info» у Twitter та Facebook.





Від Oblivki

Від Giraff


Від Novostimira


Ми в Facebook